Магазин фейерверков БА-БАХ
Яндекс.МаркетВКонтактеYouTube
вход / регистрация
Москва и область:8 495 150-39-89
Регионы: (звонки бесплатно)8 800 500-39-89
Ваш Заказ:


 
Наша группа ВКонтакте

Есть вопросы?
Пожалуйста, задавайте их в нашей группе Вконтакте, чтобы их смогли прочитать другие покупатели.

Оперативный и подробный ответ гарантируем!

Хиты продаж

Пиротехническая лаборатория в XIX веке

Как же далеко за последние 100 лет ушла наука! То, что еще сравнительно недавно казалось верхом инженерной и технической мысли, сегодня воспринимается, как технологии каменного века. Относится это и к такой области, как пиротехника. Разумеется, в таком сложном и опасном деле, каждый этап производства должн быть тщательно продуман, разработаны строгие нормы и каждое действие, каждое движение подчиняется строгим правилам. Времена "пиротехников-любителей" прошли. Сегодня фейерверки разрабатывают и производят на огромных заводах и в современных, оборудованных по последнему слову техники, лабораториях.

С чего же все начиналось? Мы предлагаем вам ознакомиться с выдержками из классических трудов по пиротехнике, которые относятся к 19 веку. Вас поразит, с одной стороны, допотопность и примитивность используемых методов и инструментов, и с другой - поразительная смелость людей, которые, постоянно рискуя жизнью, методом проб и ошибок двигали вперед это ремесло!

Разумеется, данные тексты ни в коем случае не могут использоваться для какой-либо практической деятельности: сегодня пиротехников учат в институтах и работа ведется совсем иными методами и средствами! Вам же не придет в голову брать труды средневековых алхимиков, чтобы пытаться превратить кусок грязи в золото. Поэтому данные тексты даны исключительно для "общего развития".


Лаборатория. Меры предосторожности

Устроить фейерверочную лабораторию, хотя бы самых скромных размеров, в жилом помещении - всегда опасно: нередко повторялись и ещё повторяются случаи, что даже у опытных лаборантов бывают взрывы и пожары, а тем более - у новичков. С огнём вообще не шутят, а с пиротехническими препаратами - и того менее. Следовательно, браться за пиротехнические опыты и изделия, не имея подходящей лаборатории, - страшный риск, и не для одного только любителя, но и для всего дома, а иногда и для целой окрестности. Поэтому плох тот хозяин, который допустит такое производство в жилых помещениях, и грех тяжкий тому любителю, который, жертвуя собой, не побережёт других, втихомолку работая у себя на кухне или в кабинете: до взрыва или пожара очень недалеко, даже в заправских лабораториях, а до беды - ещё ближе…

Многим, вероятно, памятны неоднократные взрывы, происшедшие по несчастью или по неосторожности на С.-Петербургском пороховом заводе. О несчастиях же с пиротехниками каждый, полагаю, может сообщить немало, т.к. неопалённого пиротехника нет: это их огневое крещение. Гардер, между прочим, упоминает о таком случае: в г. Пернове в Иванов день 1874 г. лаборант Гриммовской аптеки толок в ступке состав для бенгальского огня, в который входила бертолетова соль. Провизор, к счастью для себя, вышел; не успел он попасть на улицу, как раздался страшный взрыв: не только ступку, но и всю аптеку разнесло вдребезги. Несчастный лаборант, в которого осколки ступки впились как гранаты, был найден ещё живым и в страшных мучениях скончался лишь четыре часа спустя. Подобных случаев, как известных, так и неизвестных - множество!

Ввиду этого изготовлять фейерверки, и особенно любительские, в жилых помещениях отнюдь не следует, т.к. многие вещества либо взрывчаты, либо ядовиты, либо нестерпимо вонючи. А делать это нужно где-нибудь в нежилом месте, лучше всего - в беседках или специально устроенных палатках, стоящих одиноко на поле или в саду. Главное условие в таком случае - сухость помещения и безопасность в пожарном отношении.

Первое условие достигается тем, что на землю кладут доски или сыплют слой песка, а сверху покрывают войлоком или старым ковром, который почаще нужно подметать.

Для предостережения от пожара требуется огнеупорная окраска стен и крыши посредством густого слоя растворимого стекла (Wasserglas) с примесью цинковых белил.

Окна должны быть широкие, со вставной рамой из прочной марли, пропитанной растворимым стеклом. Во время работ желателен приток свежего воздуха - в силу чего окна и двери держатся открытыми настежь; но весьма вреден сквозняк, который и предупреждается кисейною рамой. Не менее вредно влияние солнечных лучей, имеющих способность разлагать многие вещества и вследствие этого производить взрыв: и от них спасает та же марля, а за неимением такой рамы - занавеска из белого полотна или каленкора. Двери держать открытыми для предосторожности, чтобы (в крайнем случае) хоть самому спастись, если грозит беда.

Взрывы реже всего происходят от самовоспламенения, главной причиной которого обычно является серная кислота; наиболее часто взрывы бывают следствием неосторожности. Предупредить беду в последнем случае или хотя бы сократить риск до минимума возможно при соблюдении следующих условий:

  1. Лабораторию следует разделить на три отдельных помещения: а) материальную камеру, в которой следует хранить весь запас сырого и преимущественно горючего материала; б) рабочую комнату, где производятся работы; в) кладовую, куда складываются готовые препараты и объекты. Все эти помещения должны быть подальше друг от друга; г) следующим отделением может служить какой-нибудь укромный уголок в саду, подальше от лаборатории: там можно развести таган или зажечь керосиновую или бензиновую кухоньку для варки, топления, разогревания и т.д.
  2. Порох, особенно мякоть, следует держать в особом ящике. Химические вещества хранить в тёмных, плотно закупоренных бутылках или банках. Вещества, легко подвергающиеся самовоспламенению, хранить в стеклянной посуде, которую надёжнее всего держать в деревянных ящиках, пропитанных растворимым стеклом; ящики эти помещаются отдельно, подальше от пороха.
  3. В общем, важнее всего: а) изолировать всё то, что способно быстро воспламениться и поджечь остальные припасы; особое внимание следует обратить на изолирование препаратов с бертолетовой солью и на объекты с активной начинкой (шлаги, форсы и т.д.): в случае пожара именно они имеют наибольшую опасность; б) не скучивать горючие вещества, даже не имеющие никакого химического родства между собой.
  4. В рабочей комнате следует держать лишь столько огнеопасного материала, сколько нужно для данной работы: всё остальное должно оставаться в материальной комнате или в готовом виде поступать в кладовую.
  5. Откупоривать легковоспламеняемый материал, особенно порох и мякоть, следует не в рабочей комнате, а вне помещения.
  6. Горючие смеси следует изготовлять в небольших количествах, причём порошкообразные препараты в банках, бутылках или горшках ставить отдельно друг от друга, на полках или столах.
  7. Особую опасность представляют искры, всегда возможные при наличии железа, поэтому следует по возможности избегать употребления железных инструментов и не входить в лабораторию в сапогах (из-за гвоздей), а обуть при входе туфли, валенки или резиновые галоши. Пол надо обложить войлоком или линолеумом; войлок следует тщательно обметать и отряхивать, а сам пол, так же, как и столы, протирать сырой губкой.
  8. В пределах лаборатории не следует ни курить, ни зажигать огня. Работать, как сказано, нужно только днём, поэтому освещения не требуется; если же - в силу какой-либо особой экстренности - пришлось идти туда поздно вечером, то пускай кто-нибудь посветит в окно снаружи, держа огонь в глухом фонаре, или же можно устроить осветительный прибор с холодным огнём, например, если наполнить длинную стеклянную пробирку до 1/3 чистым кипячёным оливковым маслом, опустить туда кусочек красного фосфора величиной с горошину и плотно закупорить пробкой: пустое пространство в пробирке начинает светить довольно ярко, как только откупорят пробку, чтобы впустить струю свежего воздуха, и снова закупорить. Свет фосфора ослабевает довольно скоро, но тотчас же возобновляется с прежней силой, если снова напустить воздуха.
  9. В случае грозы следует немедленно закрыть отдушники, окна и двери, а самому удалиться из лаборатории.

О мерах предосторожности при выделке составов будет указано в своё время.

Для тушения огня служат два средства:

  1. Огонь следует заглушить накидыванием войлока или одежды.
  2. Надо держать наготове бутылки с водой, в которой распущена смесь винно-каменной кислоты и двууглекислой соды (т.е. искусственной сельтерской воды); это - те же огнетушительные гранаты.

Касательно самого устройства лаборатории, практичнее всего посетить хоть раз какую-нибудь артиллерийскую или пиротехническую мастерскую: с одной стороны, там за один визит можно узнать много таких вещей, до которых любитель при одинокой работе доходит обычно лишь после долгих опытов и целого ряда неудач. Но, с другой стороны, брать пример с присяжных мастеров отнюдь не следует: они до того свыклись с порохом и иными взрывчатыми составами, что почти всегда обращаются с ними безо всякой предосторожности, а вас при малейшем намеке на опасность осмеют и, чего доброго, обзовут трусишкой... Бравировать некстати и рисоваться безрассудным риском - больше простительно для этих господ, но для вас не имело бы ни малейшего смысла: избегать лишней опасности, шутить с которой не имеет никакого смысла, ещё вовсе не доказывает трусость, тогда как ломание и бравировка доказывают довольно глупое ухарство, проистекающее из крайне низкого нравственного ценза...

Лабораторные принадлежности

Т.к. для дилетанта нет ни малейшей необходимости заниматься такими работами, которые бы требовали огня, а само производство нужно обязательно разворачивать днём, то ни к чему обзаводиться печкой или таганом и тем более - лампой. Если же вам для какой-либо надобности требуется огонь, то производите эту работу не в лаборатории, а в ином месте, подальше и, если возможно, в особом помещении или особой лаборатории, специально приспособленной для химических опытов и исследований.

Для пиротехнической мастерской больше всего необходим простой прочный деревянный стол. Затем: стеклянные банки с широкими горлышками, деревянные лопаточки и колотушки, роговые совочки (капсулатурки), широкий деревянный скребок (шпатель), резиновое полотно для взрывчатых смесей, щётки, бутылки, пробки, стеклянные воронки, фарфоровые чашки, ведро с водой и деревянным ковшом и несколько других предметов, потребность в которых скажется на деле.

Особенно важны сита, ступки и весы.

Сита бывают: металлические, волосяные, шёлковые и полотняные; рогожные и верёвочные сита здесь не годятся. Самые прочные - металлические (медные); кстати, они не так легко засоряются, но зато и не всегда пригодны. Самые тонкие - шёлковые и полотняные.

Нужно иметь несколько сит, не только различных величин, но и для различных целей; так, например, для бертолетки обязательно иметь особое волосяное или шёлковое сито, употребляемое исключительно для этой соли. Зандман советует употреблять отдельные сита и для серы, угля и пороха, чтобы постоянно не промывать сито, но это излишне: мягкой щёткой и горячей водой сита быстро и радикально очищаются от составов, так что годятся и для других ингредиентов; только для бертолетки следует делать исключение. Тяжеловесные тела как, например, антимоний, сернистую медь, глёт и т.д. - лучше всего для тонкости порошка пропускать сквозь шёлковое сито.

Ламарр употребляет исключительно металлические сита и делит их по степени плотности ткани на 5 номеров, а именно - в каждом квадратном дюйме (по 27 мм) заключается:

Сито № 1 2 3 4 5
Проволок на 1 дюйм 100 80 70 60 50
Деление сит по степени плотности (по Ламарру)

Чаще всего он употребляет №2. Для просевки лёгких, а главное - ядовитых веществ, требуются картонные крышки с ободком и такие же подойники; образцом могут служить картонки, изготовляемые для кондитерских пирожков.

Ступок должно быть минимум три: одна чугунная, большая, с тяжёлым чугунным пестиком, для мельчения крупных кристаллов и очень твёрдых веществ (например, для опилков); одна фарфоровая, довольно плоская, с двумя пестиками - деревянным и фарфоровым; и, наконец, одна фаянсовая, с деревянным пестиком, исключительно для бертолетки. Деревянные пестики должны быть цельные, из наиболее твёрдого дерева.

Ступка
Ступка

Для мельчения пороха служит кожаный мешок, о котором будет сказано в свое время.

Весы должны быть очень чуткие, по возможности - аптекарские, с мелким разновесом.

Таблица мер и весов есть в каждом календаре; тем не менее, чтобы читателю не рыться, приводим здесь, по Ильину, некоторые из наиболее употребимых весовых отношений:

Русский торговый вес:

1 пуд = 40 фунтов = 1280 лот == 3840 золотников = 368640 долей =

= 16,38 килограммов = 16380,47 граммов

1 фунт = 32 лота = 96 золотников = 0,41 килограмма = 409,51 грамма

1 лот = 3 золотника = 288 долей = 0,0128 килограмма = 12,79 грамма

1 золотник = 90 долей = 0,0042 килограмма = 4,26 грамма

Аптекарский (старинный нюрнбергский) вес:

1 фунт =12 унций = 96 драхм = 288 скрупул = 5760 гран = 0,36 килограмма.

1 унция = 8 драхм = 24 скрупулы = 480 гран 1 драхма = 3 скрупулы = 60 гран 1 скрупула = 20 гран

1 гран =1,4 доли = 0,05 скрупулы = 0,62 дециграна = 6,22 сантиграмма = 62,27 миллиграмма

Десятичный вес:

1 килограмм = 0,06 пуда = 2,44 русск. торгов. фунта = 2,79 аптек. фунта = 78,14 лот = 234,42 золотника = 22504,86 долей = 10 гектограмм =

= 100 декаграмм = 1000 грамм.

1 грамм = 1/1000 килограмма = 1/100 гектограмма = 1/10 декаграмма = 10 дециграммов = 100 сантиграммов = 1000 миллиграммов = 0 69 лота = 0,23 золотника = 22,50 долей

Такие мелкие цифры, которые здесь показаны, встречаются на практике только в одном случае - при расчёте для опытов; приведения же могут служить пиротехнику тогда, когда он, пользуясь случайным указанием, найденным в журнале или какой-либо книге, встретится с иностранным или аптекарским весом. Вообще же для личных надобностей удобнее и практичнее всего десятичный вес, который и рекомендуем всем и каждому.

Совки делаются из рога, каучука, даже картона, а иногда бывают и медные или цинковые. Для бертолетки необходимы особые совки: имеются они различных размеров и часто служат сразу и совком, и меркой, но это ненадёжно. Маленькие совки называются «капсюлятурками».

Мензурки (мерки) делаются из роговых, медных или каучуковых напёрстков, которые прикрепляются к какой-нибудь ручке. Содержание каждого наперстка определяется самым точным образом и выверяется посредством накапливания горячего сургуча. Для более удобного насыпания порошков в гильзы и патроны служат маленькие металлические, а лучше - каучуковые или стеклянные воронки.

Для нехимических лабораторных работ необходимы ещё следующие принадлежности: слесарные тиски и несколько напильников для выделки опилок: деревянные и металлические молотки; две пары ножниц (большие и маленькие); топор; различные ножи, стамески, пилы, плоскогубцы, круглогубцы, острогубцы, рубанки, буравы, отвертки и т.п. инструменты, т.к. необходимо самому заняться и выделкой стеллажей, если требуется точная и аккуратная работа, и особенно в отношении колёс, звёзд и т.п. объектов. Кроме того, специально для набивки гильз и патронов требуется ещё несколько особых аппаратов, которые мы опишем в надлежащем месте. Теперь же скажем несколько слов о производстве опытов и материальных (предварительных) работах.

Опыты следует всегда делать в как можно меньшем виде и иметь при этом записную книжку, куда нужно вносить не только рецепты, но и сами опыты - как удачные, так и неудачные - с точным обозначением количества и качества ингредиентов и указанием полученного результата.

При неудаче никогда не следует отчаиваться и бросать дело: тут могли помешать побочные причины, которые нужно обязательно исследовать, выяснить и устранить. Поэтому опыт более или менее интересный следует повторять несколько раз, но при различных условиях.

И наоборот: первой удачей отнюдь не следует увлекаться: что удалось раз, может вторично и не удасться. Поэтому и тут следует убедиться в пригодности приёма или рецепта неоднократным опытом.

Всякого рода работу, кроме плотничьей, необходимо исполнять самому и по возможности без помощников: большинство бед происходит именно от присутствия услужливых, но неопытных или неосторожных приятелей, способных оказать медвежью услугу.

Мельчение и смешение препаратов (Ansetzen)

Смесь действует тем лучше, чем частицы ингредиентов мельче и чем они равномернее распределены. Полная однородность (Homogenitat) мыслима, конечно, только в химически соединённых составах. Но и в механических соединениях, если они тщательно обработаны, получается составное порошкообразное вещество, частицы которого достаточно близко соединены, чтобы оказать одновременное содействие или взаимодействие, на котором и основывается требуемый эффект.

Для мельчения пороха и угля употребляется - как уже сказано - кожаный мешок («бурдюк»). Твёрдые вещества (антимоний, сернистая медь, золотой песок, стекло, фарфор, цинк, чугун и всякого рода опилки) толкутся в чугунной ступе. Смолистые вещества толкутся так же, но только на холоде, иначе они склеятся. Ядовитые вещества (реалгар) толкутся не иначе, как завёрнутыми в полотно, а просеваются на открытом воздухе и обязательно между двумя крышками; лучше всего надеть при такой операции респиратор, захватывающий и рот, и нос, а на глаза - глухие очки. Нашатырь и сернокислый аммоний перетираются в фарфоровой ступке. Вещества, легко сыреющие, после предварительной просушки толкутся или перетираются также в фарфоровой или фаянсовой (а то и глиняной) ступке. Наконец, соли - стронциановые, баритовые, калийные, натровые, медные и свинцовые, а также каломель, кристаллический нашатырь и шеллак - сушатся, очищаются от мусора, верёвок, бумажек, гвоздей и щепок и перемалываются в ручных мельницах, коноидальных или дисковых, а то и просто в кофейных мельницах, специально купленных только для этой цели.

Хранят измельчённые вещества в бутылках или банках, а иногда и в жестяных ящиках или глиняных горшках; последние заклеиваются двойным слоем пергаментной бумаги, склеенной гуттаперчевым клеем. Для очень большого количества служат бочонки или бочки, изнутри оклеенные вощёной или пергаментной, а лучше всего - лакированной бумагой. Снаружи каждая «розинька» или щель замазывается варом и залепляется смолёным полотном. Дороже всего, но и удобнее - стеклянные банки с широким горлом и стеклянными же притёртыми пробками.

Во избежание недоразумений, а иногда и беды на каждую посудину прилепляется этикетка; к металлу этикетки приклеиваются не клеем, а луковичным соком: данное место обмывают тряпочкой, пропитанной крутым раствором простой соды, вытирают досуха, проводят по нему разрезанной луковицей и прикладывают этикетку («марку»). Сок этот при таких условиях держит так цепко, что надпись ничем не сорвать.

Для одновременного мельчения и смешения пороха и всякого рода веществ, не грозящих самовоспламенением, очень удобны большие и маленькие мельчительные бочки (барабаны, Kugelmuhlen). Эти бочонки из сухого, крепкого дуба, вращающиеся на стойке посредством шипов, приделанных к днищам; один шип заканчивается рукояткой. На боку, в середине, вырезана большая квадратная выемка, которая закупоривается втулкой, плотно замыкаемой сжимным винтом. Емкость бочонка, пригодного для любительской лаборатории - около ведра (20 бутылок). Шарики - довольно крупные (20 мм в диаметре) - лучше всего бронзовые, но бывают они и каменные, и мраморные, и чугунные, и железные. Ламарр советует делать их из сплава 5 частей свинца и 1 части сурьмы и отлить в сферические формы, употребляемые для пуль. Число их определяется весом: вес общего количества шариков, употребляемых для мельчения какой-либо смеси, должен вдвое превышать общий вес всего количества данного состава, т.е. на 1 фунт смеси идёт 2 фунта шариков и т.д. Под бочонком помещается грохот, куда ссыпаются шарики вместе с измельчённым составом, а под грохотом стоит ящик, в который стряхивается один состав. В бочонке ёмкостью около ведра можно измельчить сразу до 5 фунтов состава. Вертят довольно долго, иногда по нескольку часов - в зависимости от тонкости порошка и твёрдости составных частей. Швы бочонка на всякий случай обклеиваются бумагой, а трещины - полосками холста или коленкора.

Мельчительная бочка (барабан)
Мельчительная бочка (барабан)

Бочонки имеют то неудобство, что очистить их в совершенстве невозможно; поэтому, для каждого вещества должна быть, по-хорошему, отдельная бочка или отдельный ссыпной ящик, который не мешает убирать. Ещё скорее работает коноидальная мельница (Conoidmuhle), которую с успехом может заменить любая кофейная мельница; но для небольшого количества, не больше бутылки, лучше прибегнуть к ступке и растирочным лоткам или глиняным чашкам, если составы приготовлены с льняным клеем или с серой или другим каким-либо невзрывчатым веществом. Мешают в таком порядке: сначала кладут в чашку вещество наиболее тяжёлое, раздробляют фарфоровым пестиком слипшиеся кусочки и тщательно размешивают, даже иногда просевают их; затем прибавляют более лёгкое вещество, снова смешивают, потом присыпают третий, ещё более мелкий ингредиент - и таким образом поступают до конца. На лотках же работают стёрками, лопаточками и скребками (шпателями), перерабатывая лишь по небольшим количествам зараз. Если смешиваются невзрывчатые, ничем не смоченные вещества, то проще всего ссыпать все ингредиенты в банку или бутылку, заткнуть пробкой или обвязать пергаментом и трясти до получения наибольшей степени однородности.

Наконец, самый практичный способ смешения мелко истолчённых ингредиентов заключается в том, что над стеклянной или мраморной доской прикрепляют верёвкой к потолку три или четыре стеклянные воронки с очень тоненькими носами, связанными вместе. Порошок стекает одновременно в один и тот же центр и тут же перемешивается роговыми вёселками.

Если в состав входит бертолетка или какой-нибудь другой сильно взрывчатый ингредиент, то состав - по совету Горелова - лучше всего смешивать на резиновом полотне при помощи лопаточки и пробки (а то и пуховой стороной гусиного пера). Эшенбахер даёт относительно смеси серы с бертолеткой ещё другой совет: т.к. взрыв чаше всего происходит от присутствия серной кислоты, то он никогда не употребляет серного цвета, а только палочную серу, а к бертолетке прибавляет 1 /1000 часть соды, обветрившейся до состояния пыли, т.е. совершенно безводной. Если бы серная кислота и встретилась в составе, то натр, находящийся в соде, тотчас же захватит её, соединится с ней в сернистый натрий (Natrium-Sulfat) и в этом виде нейтрализирует её до полнейшей безопасности. Азотнокисловатое кали - значительно безопаснее, но и настолько дороже, что его употребляют только для получения наибольшей яркости огня.

Смешение бертолетки с сернокислым антимонием не должно происходить на растирочных лотках и при помощи шпателя: тогда взрыв неминуем. Тут лучше всего сначала приготовить и перемешать все остальные ингредиенты, а затем сливать оба порошка - состав и бертолетку - из трубочек глянцевой бумаги на резиновое полотно и осторожно мешать бородкой гусиного пера. Порции должны быть, на всякий случай, крайне небольшие.

Хромовокислые соли, и особенно соли калия и свинца, не должны входить в смесь составов, содержащих хлорноватокислые соли, т.к. в соединении с сахаром, крахмалом, ликоподием и др. телами подобные смеси подвержены сазмовозгоранию, сопровождаемому сильным взрывом.

Аммиачные соли, и особенно хлористый аммоний, сильно гигроскопичны и под влиянием сырости выделяют свободный аммиак; аммиак же, соединяясь с хлористыми металлами, но особенно в присутствии окисей и хлорноватокислых солей, образует самое взрывчатое соединение - хлористый азот. При тех же условиях может образоваться йодистый азот, в присутствии йода и его соединений, нейтральное или гремучекислое соединение с медью и подобные не менее опасные соединения с серебром, золотом и ртутью. Гремучие соли также находят себе применение в руках опытных людей, но дело мастера боится, а в руках мастера - и яд не яд, и пикрат - игрушка. Поэтому гремучих солей следует избегать даже в заготовках, а аммиачные соли - держать в особой посуде и подальше от вышеперечисленных веществ.

Соединение сернокислой меди с бертолетовой солью, растворённых и высушенных вместе, - чистейшее самообольщение: пока раствор в сыром виде - опасности никакой, а как высохнет - опасность та же, если не больше.

Все вышеописанные способы смешений, кроме последнего, касаются холодных составов (kalte Satze), т.е. механического смешения мелких части.

Для горячих составов (warme Satze) или вернее, для сплавов употребляются чистые тигли или глиняные сосуды. Принцип помеси - тот же: сначала приводят в жидкое состояние наиболее трудно плавкий ингредиент, а затем примешивают к нему в виде порошка более легкоплавкое вещество. Понятно, что сплавы возможны только при условии, чтобы сплавляемые вещества не загорались до нагревания ниже известной температуры. Чаще всего сплавляется сера с селитрой: сначала плавят серу в плоской чашке, затем прибавляют мелкую селитру и мешают до полной однородности массы; а когда всё расплавится и соединится, снимают с огня и студят, не переставая мешать до тех пор, пока затвердение не остановит дальнейшего движения мешалки.

Просушка препаратов в тёплых сушильнях не только очень медленна, но и опасна. Эшенбахер предлагает для той же цели крайне практичное приспособление, допускающее сушку при обыкновенной температуре. Его аппарат (в настоящее время этот аппарат называется «эксикатор». Аппарат выполнен из стекла) состоит из деревянного ушата (или ящика) с двойным дном: среди дна просверлено несколько широких дыр; верхние края обложены резиновой накладкой; крышка - очень тяжёлая, а вдобавок оснащенная грузом камней или гирь - ложась на накладку, замыкает отверстие герметично. На нижнее дно ставятся чашки или стаканы, до 1/3 наполненные дымящейся серной кислотой, а на среднее дно помещаются гигроскопические объекты или готовые, но ещё сырые или отсыревшие пиротехнические объекты, после чего крышка закрывается как можно плотнее. Серная кислота, ставящаяся для подобной цели между зимними рамами, жадно втягивает в себя всю влагу, выделяемую препаратами, и в течение нескольких дней высушивает их совершенно. Сосуды с кислотой надо наполнять каждый раз заново, т.к. кислота, стоя в ушате, быстро набирается влаги и в разжиженном виде уже не пригодна для просушки.

Мы продаем пиротехнику только лицам старше 16 лет